Открытые лица

Меню

Открытые лица

Меню

Таша

HIV_tash_01

Меня зовут Таша Грановская, мне 37 лет. Я живу с ВИЧ-инфекцией уже 14 лет, я заразилась в июне 2003 года, а узнала о своем статусе в октябре 2003, когда пришла становиться на учет в женскую консультацию, где у меня подтвердилась беременность и обнаружилась ВИЧ-инфекция. Тогда это был очень популярный способ узнать. Дотестовое консультирование было в большом долгу, поэтому изначально мне позвонили из женской консультации и попросили прийти, я отсидела полтора часа в очереди к не своему врачу, зашла в кабинет и она мне говорит: «Ну что, я тебя на аборт записываю?» Надо сказать, беременность желанная, к ней были мероприятия и я говорю: «С болта ли на аборт то?». А она мне: «Ты что, ничего о себе не знаешь? У тебя анализы плохие. На СПИД, на сифилис. А теперь иди и сиди очередь к своему врачу». Хорошо, что со мной мама была, вышли мы на крыльцо, у меня крупным бесом ходят руки, я прикуриваю сигарету и как в том анекдоте: «Только бы сифилис». Потому что я не понимаю, какой СПИД, два месяца назад мы сдавали полные анализы, никакой инвазивной истории не было. Какой СПИД-то, как он успел бы развиться? На тот момент я знала, чем СПИД от ВИЧ отличается, способы распространения и что это такое. В кабинете моего врача мне тоже предложили сделать аборт. Я ответила, что мне должны сделать направление на «Соколиную гору», а дальше я разберусь, спасибо. Мне дали направление, и мы с мамой в этот же день поехали. У меня отвалилась голова, серьезно! Мама на меня смотрит, предлагает поехать со мной к партнеру, потому что я думаю, что он меня просто с балкона выкинет. Поехали на Соколинку, меня сразу поставили на учет и вскоре стали делать терапию, профилактику вертикального пути передачи, от матери к ребенку. Тогда мне давали с 14 недели, сейчас вроде попозже дают. В родах тоже капают раствор препарата. И после рождения ребенку прописывается препарат в сиропе. 42 дня дается. Таким образом, ребенок у меня здоровый, не надо было его абортировать, уже тогда с этим было все в порядке, а сейчас точно можно не испытывать страха. Тогда мне приходилось устраивать скандалы в женской консультации. Сперва они написали диагноз под моей фамилией на медицинской карте. Я устроила скандал, они убрали. Потом я прихожу, а она из отдельного пакетика с моей фамилией достает сантиметр, тонометр и костяную трубочку слушать, стерильные! После меня кушеточку хлоркой мыли, прелесть что такое. И это не 90-е, 2003 год! Мне давали препарат, зидовудин, нужно было внимательно следить за состоянием крови, раз две недели примерно надо было сдавать кровь. В какой-то момент я справлялась и где-то сдавала платно, потом деньги кончились и я стала сдавать в консультации, прихожу в очередной раз, гинекологиня мне говорит, ты две недели назад была, иди неси кровь свою спидозную на соколинку. У меня, естественно, «забрало упало», я уже на большом сроке. Она говорит: «Распоряжение заведующей». Пришла заведующая, я над ней нависаю и говорю: «Давайте письменный отказ». Все сели на жопу, и я сдала кровь спокойно. Но это я знаю свои права, а другая девочка пойдет и сделает аборт, а потом повесится по этому поводу. Поэтому мне было важно довести до завершения борьбу в отдельно взятой деревне.

С отцом ребенка было тяжело, потому что я ему рассказала, что нашли ВИЧ-инфекцию и что мы имели контакты в самый опасный период, период «окна», когда вирусная нагрузка запредельная, вирус яростно размножается в организме. Ему было тяжело это перенести, ушел год, чтоб затащить его сделать тест, который оказался отрицательным. Ему нехило повезло.

У нас было свое небольшое сообщество ВИЧ-позитивных молодых мам, так получилось, что в одном районе впятером мы тусовались и было полегче. Ты не один, есть схожий опыт. А потом вышло так, что начали ходить какие-то слухи среди знакомых, обвинения, на одном форуме даже тему открыли про это. Для меня это был аналог социальной смерти. А к 2008 году мне это осточертело. Пресечь разговоры за спиной можно только одним способом – открыть лицо. Чтобы каждая собака знала, что у меня ВИЧ. И весной 2008 года фотограф Серж Головач сделал выставку «Глаза в глаза. Женщины против СПИДа». Это были селебритис и ВИЧ-позитивные женщины, которые были готовы открыть свое лицо. На открытии выставки я впервые на публику произнесла, что у меня ВИЧ и буквально через месяц мы с Настей Кузиной сделали большое интервью на разворот «Московского Комсомольца». Это был, конечно, фейерверк. Ко мне подходили на улицах, кто-то пытался на меня напасть, потом письменные угрозы в интернете, «добрые люди» писали в соцсетях.

Благодаря публичности я могу помочь многим людям. И с принятием диагноза и с логистическими штуками, то, что называется соц. сопровождение. До сих пор мне звонят люди. Я могу помочь получить доступ к медицинским услугам. У нас сейчас из всех выявленных, кто нуждается в АРВ терапии, получают 43%. Мне тоже рекомендовали подождать, по всему миру действует принцип: так быстро, как только возможно. Здесь, пожалуйста, погуляй. А чем ниже становится иммунный статус, тем сложней он потом восстанавливается.

Сейчас полтора года я на терапии и у меня все шикарно. Неопределяемая вирусная нагрузка больше года, то есть я не могу никому передать вирус, даже если кому-то внезапно станет интересно уколоться со мной одним шприцем, не удастся.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К ОТКРЫТЫМ ЛИЦАМ

Согласие на обработку персональных данных

Настоящим в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 года свободно, своей волей и в своем интересе выражаю свое безусловное согласие на обработку моих персональных данных, зарегистрированным в соответствии с законодательством РФ проекту «Открытые лица» (openfaces.ru) далее Оператор.

Настоящее Согласие выдано мною на обработку следующих персональных данных:
— Телефон
— Имя
— Электронная почта
Согласие дано Оператору для совершения следующих действий с моими персональными данными с использованием средств автоматизации и/или без использования таких средств: сбор, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, а также осуществление любых иных действий, предусмотренных действующим законодательством РФ как неавтоматизированными, так и автоматизированными способами.

Данное согласие дается Оператору для обработки моих персональных данных в следующих целях:
— предоставление мне услуг/работ;
— направление в мой адрес уведомлений, касающихся предоставляемых услуг/работ;
— подготовка и направление ответов на мои запросы;
— направление в мой адрес информации, в том числе рекламной, о мероприятиях/товарах/услугах/работах Оператора.

Настоящее согласие действует до момента его отзыва путем направления соответствующего уведомления на электронный адрес live@openfeces.ru

В случае отзыва мною согласия на обработку персональных данных Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без моего согласия при наличии оснований, указанных в пунктах 2 – 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 26.06.2006 г.

Юлия Лисняк

Фотограф-портретист

Роман Ледков

Равный консультант

EMAIL ПРОЕКТА

live@openfaces.ru

КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН

+7 925 172 0237