Открытые лица

Меню

Открытые лица

Меню

Татьяна

Tatyana_msk_08.19v

Меня зовут Татьяна, я ВИЧ-положительная. История моя, наверное, не нова, я человек наркозависимый, мне сейчас 35, употребляла я 20 лет, тяжелые инъекционные наркотики. На заре своего употребления я знала о такой проблеме как ВИЧ, но никогда к этому серьезно не относилась, потому что думала, как любой наркоман, что меня пронесет. Это случится, но только не со мной. И довольно долго мне везло, я попадала в медицинские учреждения и там брали анализы и мне всегда было страшно. Но когда приходил отрицательный результат, я думала, что значит действительно это случится с кем угодно, только не со мной. Но в какой-то момент моя жизнь настолько сильно изменилась из-за наркотиков, что я вообще плюнула на свое здоровье и жизнь: мне было все равно чем колоться, чей это инструмент, бывало, что инструменты за неимением лучших находились на улице, промывались снегом. Я знала, что половина моего окружения ВИЧ-инфицированные. Я смотрела на них и думала: ну ВИЧ и ВИЧ, живут же люди. Я на эту проблему никогда серьезно не смотрела.

У меня есть дети, слава Богу, с первыми двумя детьми эту проблему я проскочила, а вот когда я забеременела третий раз, я узнала о том, что я ВИЧ-положительная уже на родах. Мне сразу сказали, на тот момент у меня была такая мысль: «Долго же я все-таки пробегала». Потом был сильный страх за ребенка, я не собиралась от него отказываться. Сразу сейчас скажу, что ребенок со мной и все в порядке. Но конечно, когда я узнала, что я ВИЧ-положительная, у нас есть отделение для, скажем так, чистеньких и инфекционное, где лежат люди с подобного рода диагнозами. Конечно, отношение другое. Более панибратское, что ли. Мы тебя, конечно, подержим, раз положено, но таким как ты и рожать то не стоит, — прямо сквозило. В тот момент я впервые серьезно задумалась о том, что ВИЧ – это проблема и что мне с этим придется жить всю оставшуюся жизнь. Вот тогда я, наверное, испугалась.

Прошло время, ребенку сделали терапию в роддоме. Забегая вперед, скажу, что у него все хорошо, ВИЧ не подтвердился, слава Богу. Я вообще решила поучаствовать в проекте, потому, что есть проблема дискриминации, на моей памяти многих людей увольняли с работы, а мне когда говорили, что нужна медицинская книжка, я на своих страхах больше не приходила. Мне было страшно. Я живу сейчас в небольшом городке и боюсь, что будут проблемы при устройстве ребенка в садик и в школу. Средний сын учится и у них была история в школе, что весь класс ополчился на ВИЧ-положительную мамочку и в итоге они перевелись в другую школу, в другой город. Я боюсь с таким столкнуться, но я думаю, что благодаря таким проектам может снизиться волна дискриминации. Люди сейчас более информированы, могут принять, что с ВИЧ-инфекцией может столкнуться любой человек.

У меня в семье тоже были проблемы. Моя мама, когда узнала, что у меня гепатит, выделила мне чашку и тарелку, заставляла после себя мыть ванну с хлоркой каждый раз. И она успокоилась только после того, как я сдала анализы и объяснила, что в быту я безопасна. Хотя тарелка и кружка у меня до сих пор свои.

Мне повезло, я проходила реабилитацию в центре, где руководительница ведет школу пациента и там я увидела, что есть разные люди и они ничем от других не отличаются, узнала о терапии и необходимости ее приема, приняла решение, что буду ее принимать и не так давно, я смогла начать. У нас в центре у одного мальчика молодого обнаружился ВИЧ и я, как старший товарищ, поддерживала его, он очень сильно переживал и боялся. Он потом говорил, что сильно мне благодарен. Я участвовала в конкурсе, написала детскую сказку про прием терапии, она же горькая и дети не хотят ее принимать, когда я ее писала, я очень боялась, что у моего сына будет обнаружен ВИЧ. И мне хотелось как-то помочь.

Я для себя приняла решение, что буду жить с открытым лицом, хоть я с прошлом и активный наркопотребитель, но я мать, я счастлива, я надеюсь, что и в личной жизни у меня все наладится. ВИЧ накладывает определенные обязательства на человека, но с этим можно жить и людей с ВИЧ не стоит бояться. У нас так же есть две руки, две ноги, душа и сердце, мы так же чувствуем. А если меня прочтут ребята, недавно узнавшие о диагнозе, то знайте, что нас много и мы справляемся. И все будет хорошо.

HIV_Zlata_01

Меня зовут Злата, мне 18 лет. Про диагноз я узнала случайно, два года назад. Я должна была с подругой пойти в магазин за продуктами, просто она опаздывала и я ждала ее у метро Ладожская. Там как раз стоял фургончик, в котором проходят тесты. Она опаздывала уже на приличное время, и я подумала: почему не пройти, полезная штука. Я прошла и, собственно, узнала, что у меня ВИЧ. Подруга выходит из метро, и я ей новость. Она говорит: интересно, надо пройти. Меня очень удивило, там сидел Роман Панкратов, мы уже позже познакомились, и я довольно спокойно спросила, что мне делать дальше, он переспросил: «С тобой точно все хорошо? Может быть тебе нужно поговорить?» Я говорю: «Нет, все нормально, я пересдам кровь, узнаю все точно». Он дал мне свой номер, меня удивила эта реакция. Моя подруга тоже сдала. В этот же день я встретила знакомого, и тоже сказала, и он полгода думал, что я шучу, что у меня ВИЧ.

Я тогда жила с молодым человеком, пока я не доехала до дома, все было нормально, но, когда я начала ему рассказывать, сразу началось. Он сказал: «Я бы на твоем месте куда-нибудь уехал. А если ты меня заразила, мы должны вместе поехать куда-нибудь воевать. Поедем и умрем вместе». Он начал такое нести, я почувствовала очень большую растерянность, на мне ставят крест, хотя еще неизвестно, точно ли у меня диагноз, а человек уже готов умереть. Печально. Когда я сдала анализы, диагноз подтвердился, а у него нет. Отношения с момента, когда я принесла анализы, разрушились и начались «недоотношения», которые закончились две недели назад. Они были и до этого абьюзивные, просто это нагнеталось. Он приходил ко мне, все делал, чинил, но доставал, говорил: «Как ты живешь, это жесть».

Мой очень хороший друг говорил: «Никому никогда в жизни не рассказывай» и я какое-то время думала, что, наверное, не стоит. Не отвечала на вопросы, какие таблетки я пью. Потом до меня дошло, что это глупо. Это никак не решит проблему.

В Турции я рассказала своему начальнику на работе, я работала около двух недель, меня выставили на улицу, не говоря ни слова.

Мой нынешний круг общения, несмотря на предрассудки, не боится спросить. Кстати, я ушла с тайского бокса, мне сказали, что я не могу участвовать в спарринге, так как могу заразить партнера, если поранюсь. Но дело в том, что у меня неопределяемая вирусная нагрузка и клеток больше 1000 и это сложно сделать, я пыталась доказать тренеру, что я не могу никого заразить. Он сказал, что заботится о ребятах. Хотя ребята были не против. Это было очень обидно, потому что это очень хороший тренер. Убедить его не удалось. Он пытался сохранить нормальные отношения. Я ему говорила, что он не хочет воспользоваться информацией, но он так и не понял. Еще он сказал, что я не смогу больше участвовать в соревнованиях, хотя я занимала места. Это обидно, ведь у нас были близкие отношения, тренировки — это как маленькая семья.

В учебном заведении со мной просто не сидели. Со мной разговаривали, но, если есть возможность отсесть, отсядут. Это даже не обидно, это смешно. Я хотела стать частью коллектива, но не получилось. Окей, мне не нужны люди, которые не хотят расширить свои горизонты.

Но мне показывать людям на своем примере, что это распространенная проблема, я не прокаженная, люди должны понимать, что надо предохраняться, проверяться. Это не шутки, это очень близко. Чего мне бояться? Что со мной сидеть не будут?

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К ОТКРЫТЫМ ЛИЦАМ

Согласие на обработку персональных данных

Настоящим в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 года свободно, своей волей и в своем интересе выражаю свое безусловное согласие на обработку моих персональных данных, зарегистрированным в соответствии с законодательством РФ проекту «Открытые лица» (openfaces.ru) далее Оператор.

Настоящее Согласие выдано мною на обработку следующих персональных данных:
— Телефон
— Имя
— Электронная почта
Согласие дано Оператору для совершения следующих действий с моими персональными данными с использованием средств автоматизации и/или без использования таких средств: сбор, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, а также осуществление любых иных действий, предусмотренных действующим законодательством РФ как неавтоматизированными, так и автоматизированными способами.

Данное согласие дается Оператору для обработки моих персональных данных в следующих целях:
— предоставление мне услуг/работ;
— направление в мой адрес уведомлений, касающихся предоставляемых услуг/работ;
— подготовка и направление ответов на мои запросы;
— направление в мой адрес информации, в том числе рекламной, о мероприятиях/товарах/услугах/работах Оператора.

Настоящее согласие действует до момента его отзыва путем направления соответствующего уведомления на электронный адрес live@openfeces.ru

В случае отзыва мною согласия на обработку персональных данных Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без моего согласия при наличии оснований, указанных в пунктах 2 – 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 26.06.2006 г.

Юлия Лисняк

Фотограф-портретист

Роман Ледков

Равный консультант

EMAIL ПРОЕКТА

live@openfaces.ru

КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН

+7 925 172 0237