Открытые лица

Меню

Открытые лица

Меню

Ольга

HIV_olya_01

Меня зовут Оля, мне 37 лет. Болею я ВИЧ. Попробовала наркотики в 14 лет, на тот момент это было модно, актуально и вот мы все пробовали наперегонки. Друзья все старше меня были, лет по 16-17. Попробовала в 14 лет, это был не героин, это был мак. Варили ширево сами, там целый процесс. И потом, так получилось, что мальчика постарше из нашей компании посадили в тюрьму. А мы во дворе там всей толпой этот мак, солому эту варишь, две аптеки на весь город было, чтоб шприцы купить, то есть брали соответственно чужие, кто-то, с кем-то, как-то, где-то, и вот его закрыли в тюрьму. Он написал нам письмо, что у него выявили диагноз, он был первый ВИЧ-инфицированный в Калининграде малолетка. Нас, соответственно, пораскинуло всех мозгами, мы подумали, что и у нас, не исключено, что этот диагноз есть. Пошли сдавать анализы. Я и еще три моих подружки, вчетвером мы пошли сдавать кровь. Еще тогда центра не было, мне было 16 лет. Все, сдала кровь, и через неделю позвонила, сказала номер. Мне сказали, что мои анализы отправлены в Санкт-Петербург, ну если они отправлены в Санкт-Петербург это был знак, что положительно 100%. А я ведь тогда по своей наивности, хотя может это не наивность была, а так надо было, сказала все свои данные, и ко мне стали врачи приезжать домой. А я жила с тетей, без родителей. Сначала мне повестки слали, мол, придите в инфекционную больницу. Я их успевала спрятать. Я не осознавала до конца, ну да, болезнь. Я боялась, как я тетке скажу. Она меня хоть и воспитывала, но все равно не родной человек. Как она отреагирует? Мне вот это было страшно очень.

В итоге добили меня врачи, они меня выловили, приехали к нам с тетей домой и пригласили к психологу, тогда центра как такового не было еще. Приехали мы, с ней поговорили. Мы в коридоре сидели. Сначала пригласили тётю мою, она выходит, я то уже знала, она меня сразу обняла, блин,  она меня доченькой называла, говорит: «Доченька, ты не переживай, все нормально, иди с врачами пообщайся, все хорошо будет». Я прямо удивилась, что она так к этому отнеслась, я прям потрясена была. Я думала, сейчас упреки, да тарелки там будут, а она так, наоборот…
Я пошла, в общем, с врачами поговорила, они сказали: «Двухтысячный год твой, если будешь продолжать употреблять, (хотя я не говорила, что употребляю, я сказала, что это через татуировку якобы я заразилась), что вот если будешь курить, употреблять алкоголь и наркотики, спортом не будешь заниматься, то в 2000 году ты умрешь» — потому что не было ни лекарств, ни средств, ничего нету и все это страшно, ужасно. Ну и все думаю, че там, двухтысячный год мой, ну и че. Я еще много думала и пошла гулять дальше, все, наркотики, система, все прочее, потом в 18 лет я села. И Бродвей (так в Калининграде называется место, где стоят секс-работницы) начался. Начала выходить, подрабатывать, деньги-то где-то брать надо. Я старалась всегда обмануть, но бывали такие моменты, когда обмануть не получалось. Приходилось спать. В  18 лет первый раз села, дали мне 4 года за сбыт наркотиков. Там так получилась, что я цыганам помогла поторговать и села. Потом вышла. Я не остановилась вообще, четыре года просидела, даже не поняла, че это такое было, настолько все просто было в то время, ну в лагере пионерском побывала.

Тетя моя все терпела, я уже потом ей сказала, что я употребляю, что я конкретно торчу. Она лечить меня много раз пыталась. Я вышла и с первого дня заторчала, это так и продолжалось. Я обманывала, воровала, второй раз села за грабеж. На тот момент еще даже не брали кровь на статус.

В 2008 году я попала в больницу. И мне первый раз начали терапию, взяли у меня кровь, у меня 30 клеток статус. Пневмоцистная пневмония, чуть не померла. Мне назначили терапию, но я ее неделю попила и все, опять наркодвижение это закрутилось, завертелось. Мне было не до лечения ВИЧ.  В 2008 меня опять посадили, я не задумывалась тогда ни о чем. Так четыре раза я сидела. Выходила, опять начинала. Наркотики, кражи, мужики. Вот в 2014 году вышла и поняла, что не мое это, не стоит оно того. Я научилась жить без наркотиков. Мне страшно об этом вспоминать.  Я сделала еще в тюрьме группу инвалидности по ВИЧ, потом бессрочную группу. Живу. Пила я стабильно терапию только в колонии. Я в этом плане ненормальная. Некогда было думать, нечем. Не чувствую и нормально. Сейчас я уже по-другому думаю, я узнала, что есть такие болезни как менингит и другие.

Какой смысл, если я буду скрывать диагноз? Я много лет с этим живу, чего уже стесняться? Не вижу ничего такого, я что, не человек? А люди, кто боятся, дискриминируют, это они в силу своего умственного развития так думают. У меня такого не было, чтоб от меня отворачивались из-за ВИЧ. Может, я с людьми нормальными общалась.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К ОТКРЫТЫМ ЛИЦАМ

Согласие на обработку персональных данных

Настоящим в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 года свободно, своей волей и в своем интересе выражаю свое безусловное согласие на обработку моих персональных данных, зарегистрированным в соответствии с законодательством РФ проекту «Открытые лица» (openfaces.ru) далее Оператор.

Настоящее Согласие выдано мною на обработку следующих персональных данных:
— Телефон
— Имя
— Электронная почта
Согласие дано Оператору для совершения следующих действий с моими персональными данными с использованием средств автоматизации и/или без использования таких средств: сбор, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, обезличивание, а также осуществление любых иных действий, предусмотренных действующим законодательством РФ как неавтоматизированными, так и автоматизированными способами.

Данное согласие дается Оператору для обработки моих персональных данных в следующих целях:
— предоставление мне услуг/работ;
— направление в мой адрес уведомлений, касающихся предоставляемых услуг/работ;
— подготовка и направление ответов на мои запросы;
— направление в мой адрес информации, в том числе рекламной, о мероприятиях/товарах/услугах/работах Оператора.

Настоящее согласие действует до момента его отзыва путем направления соответствующего уведомления на электронный адрес live@openfeces.ru

В случае отзыва мною согласия на обработку персональных данных Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без моего согласия при наличии оснований, указанных в пунктах 2 – 11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 и части 2 статьи 11 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 26.06.2006 г.

Юлия Лисняк

Фотограф-портретист

Роман Ледков

Равный консультант

EMAIL ПРОЕКТА

live@openfaces.ru

КОНТАКТНЫЙ ТЕЛЕФОН

+7 925 172 0237